Не осуждайте нас://ficbook.net/readfic/1668977 6 страница

Мы не виделись уже три дня, и сейчас… сейчас я просто решила навестить его, не думая о последствиях и манерах. Просто ввалиться к нему в квартиру с счастливым выражением лица, и навсегда понять, как же хорошо жить и наслаждаться жизнью.

***

Привет. – С улыбкой до ушей сказала я открывшему мне дверь мужчине.

Он слегка недоуменно осматривал меня с ног до головы, а потом только нежно улыбнулся и снисходительно нахмурил свои широкие брови. Это был все тот же Жак, который мнил себя ужасно взрослым предо мной.

Привет.

Его голос был спокойным, но слегка заспанным с небольшой хрипотцой. Он пропустил меня в свою квартиру, попутно закрывая за мной тяжелую дверь.

Я так и осталась стоять на коврике, не зная, что же делать дальше. Я, наверное, выглядела дико глупой, озаряясь по сторонам со смешливой улыбкой. Просто хотелось запомнить каждую деталь этой квартиры, каждый момент моего прихода сюда.

Что-то случилось? – спросил он и потрепал меня по волосам, отчего те сразу же наэлектризовались.

Ничего, у меня просто отличное настроение. – Я опустила глаза в пол и смущенно улыбнулась.

Все казалось слишком хорошим, слишком счастливым, слишком невероятным для жизни, которая еще месяц назад была лишь подростковой мукой.

Ты такая странная. – Я не видела его лица, но была уверена, что и он в хорошем настроении. – Разувайся, я пока сделаю тебе чай, малыш.

«Малыш?». Это прозвучало так нежно, что внизу моего живота запорхали бабочки, а на кончиках пальцев почувствовалась жуткая неуверенность. Подняв голову, я застала только его спину, хозяин которой медленно направлялся на кухню.

Я быстро скинула с себя серое утепленное пальто и тугие кожаные сапоги. Меня тянуло на кухню. Запах кофе, звук закипающей воды, любимый стол и его силуэт.

Жак. – Тихо сказала, подперев своим телом дверной проход.

Да?

Его лицо развернулось ко мне, и я еще раз удостоверилась, что он тут. Что мы тут.

То, что было тогда, это ведь… То есть, ты был серьезен? – мой голос звучало по-детски неуверенно, но сейчас меня это ни капли не тревожило.

Он не ответил. Просто развернулся и локтями оперся на кухонную тумбу позади него. Его взгляд был опущен в пол, и секунды между нами стали казаться невыносимо долгими часами.

Да, серьезен. – Твердый и уверенный голос.



Облегченный вздох вырвался из моей груди, и я в порыве чувств, напоминающих по звучанию детский смех, бросилась к нему и крепко-накрепко обняла. Руки ели-ели смыкались на его спине, а в ушах раздавался стук сердца. Быстрый и громкий. Чей он был? Да кто его знает. Если его чувства правда, то наши души одинаково шумны.

Жмешься ко мне, словно зверек. – С усмешкой прошептал он и нежно поцеловал меня в макушку. – Думал, ты не придешь.

Почему? – так же тихо спросила я, прижимаясь лицом к его груди.

Будешь смущена или напугана. Я ждал тебя. – Его рука нежно гладила меня по волосам, отчего по коже торопливо носились мурашки.

Почему не позвонил? Я бы и раньше пришла.

Я чувствовал, что у меня нет на это права.

Оно у тебя есть и всегда будет.

Хотел, чтобы ты подумала.

Мне не о чем думать. Я люблю тебя. Правда. Очень-очень. – Я подняла на него свои глаза, и выговаривала каждое слово с чувством и силой, надеясь, что он услышит их, что он поймет.

Он еще раз нежно улыбнулся и большим пальцем правой руки медленно провел по моим губам. Его ладонь коснулась моей щеки и я прикрыла свои веки. Ласковое тихое касание наших губ. Почти беззвучное и даже слишком целомудренное. Касание, а не танец. Случайное и легкое. Но в нем было столько любви, заботы и нежности, что руки мои обмякли, а лицо вновь озарилось счастливой улыбкой.

Можно я тебя сфотографирую? – внезапный порыв сохранить его лицо как можно ближе к себе.

Так вот какие у тебя мысли сразу после поцелуя. Думаешь о фотографии. – Он усмехнулся моему вопросу, но после кивнул, давая утвердительный ответ.

Я с неохотой отошла от любимого человека и достала из сумки фотоаппарат. Кнопка включения. Загрузка. И экран. Я видела Жака на небольшом дисплее, каждое его движение на экране, будь то теребление пальцев или вздымание тяжелой груди, казалось немного странным.

Он смотрел на меня. От этого взгляда я не могла сосредоточиться. Мне казалось, что что-то не так, это было непривычно. Странно. Это не так. Это не Жак.

Ты не мог бы смотреть в сторону? – неловко спросила я.

Он, не меняя равнодушного выражения лица, повернул голову к окну. Все его тело опиралось на локти позади него. Он казался таким расслабленным и домашним босяком, в этих потертых джинсах и легкой рубашке, застегнутой не до конца. Слегка небрежный, но сильный. По его лицу было видно, что он сильный.

Щелчок. Я взглянула на получившийся снимок и довольно улыбнулась. «Красивый». Мне хотелось спрятать ее как можно дальше. Она была настолько моей, что никто на этом свете не должен был ее увидеть. Я начала понимать Жака. Когда-то и он назвал фотографию с изображением меня слишком личной.

Думаю, ты мне не покажешь. – Продолжая смотреть в окно, сказал он.

Нет, не покажу.

Я так же, как и он, посмотрела на вид за окном. Там сгущались тучи, вероятно, будет дождь. Так странно, у нас тут светло и приятно, а у них плохой день. Как же странно… как же все странно.

========== Глава 20 "Мне страшно быть в твоей спальне" ==========

- Это он? – тихо спросила меня подруга во время просмотра фотографий на фотоаппарате.

Да… он.

Мы сидели у меня в комнате, и я счастливо наблюдала за тем, как Лина разглядывает фотографию Жака. Она никогда прежде его не видела, а потому я считала себя должной узнать ее мнение сию же секунду.

Он очень красивый. – Сказала Лина и улыбнулась. – Такой взрослый, не верится, что вы теперь вместе. Ты сорвала банк, подруга.

Я ухмыльнулась слегка циничным мыслям Лины и забрала у нее фотоаппарат. Пока на дисплее высвечивалась его фотография, мои руки непроизвольно держали фотоаппарат очень нежно, словно это не техника, а руки Жака. Словно его лицо может исчезнуть в тот же миг, когда я потеряю бдительность.

Я не уверена, что это можно назвать «вместе». – Крутя аппаратик в руках, прошептала я.

Лина вскинула удивленные брови и откинулась на спинку дивана, устремляя свой взгляд в потолок. В доме было тихо. Мама и папа на работе, и только где-то снизу слышатся медленные шаги в квартире нашей соседки, на кухне тихо журчит чайник, а за окном звонко шелестит ветер. Однако, несмотря ни на что, мне было так спокойно. Словно я в вакууме. Никуда не надо спешить, и ничто меня не торопит.

А что тогда, по-твоему, «вместе»? – спросила Лина.

Не знаю, просто все так странно вышло. Поцелуй, встреча, потом еще один поцелуй. А наши с ним разговоры, они словно прячут свой истинный смысл. Порой мы говорим то, что не совсем имеем в виду и имеем в виду не совсем то, что нам хочется сказать. Все кажется туманным и скрытым за легкой вуалью. Очертания видны, но очень размыто. Я не уверена. Ни в чем.

Ты сегодня пойдешь к нему? – Лина сползла с дивана и присела рядом со мной на паркетный пол.

Боюсь, не успею. Вечером придет Макс. – На его имени лицо непроизвольно скривилось.

Жаль, могла бы выяснить все раз и навсегда, а не ходить вокруг да около еще целую вечность.

А как бы ты поступила на моем месте? Не хочу устраивать в наших отношениях ребячество… Все и так слишком натянуто. Думаю, я должна быть счастлива, пока он рядом, и не… не…

Не загоняться? – Лина слегка улыбнулась.

Именно.

Вх, вот бы и у меня с Сергеем Владимировичем все так было. Поцелуи, свидания… - мечтательно протянула Лина и тяжело вздохнула.

Как ваши занятия, кстати?

Ты не поверишь! – подруга неожиданно подскочила, словно вспомнила что-то важное. – Он потрепал меня по голове, когда я решила тест на пять. На пять, Софи, на пять!!! – В глазах Лины блистали довольные огоньки, и я просто не смогла сдержать радостную улыбку, граничащую со смехом. – Эй ты чего смеешься? Софи!

Как же я любила эти наполненные тишиной дни.

***

Пойду помою руки, – сказала я Жаку и направилась в ванну.

Коричневая плитка стен залилась желтой краской, стоило мне включить настенную лампу. В зеркале над раковиной виднелась девушка. У нее были усталые глаза, взлохмаченные волосы и щеки порозовевшие от холода только-только наступившей зимы.

Из крана потекла горячая вода, греющая мои продрогшие руки. «Надо будет купить перчатки» - подумала и потянулась за мылом, которого, как ни странно, не оказалось на своем месте. Я тяжело вздохнула и начала рыться во всех ящиках в поисках отсутствующего предмета.

Обыскав почти каждый уголок, я с трудом достала с верхней полки над стиральной машинкой коричневатую картонную коробку. Как же я жалею, что открыла ее тогда. Моим глазам предстала самая настоящая коллекция самых разных презервативов, смазок и еще бог весть каких баночек и пакетиков. Был еще странного вида бархатный мешочек два на два сантиметра, но в него я бы точно не решилась заглянуть.

Все нормально? – в ванную зашел Жак с недоумевающим лицом, а я только и успела, что прикрыть спиной раскрытую находку.

А? – я чувствовала, как мои щеки заливаются стыдливым румянцем, отличным по ощущениям от того, что я приобрела на холодном ветру.

Я начинала нервно подергиваться, то и дело, отдергивая края своей кофты неловкими пальцами рук.

Жак приблизился ко мне настолько, что я могла почувствовать жар его тела и его дыхание на своих волосах. Он нежно провел рукой по моей талии, отчего мне захотелось тут же крепко-накрепко прижаться к нему, колени слегка ослабли, а сознание стало туманным от пламенящегося предвкушения.

Но стоило мне потерять бдительность, как Жак легким движением руки отодвинул меня в сторону, продолжая держаться за мою талию. Осознав произошедшее, я широко вылупила глаза и почувствовала ужасную необходимость бежать отсюда как можно дальше.

Но стоило мне дернуться, как его рука сильнее сжала мое тело, предотвращая любые попытки сбежать. Увидев коробку, он только прыснул от смеха и еще некоторое время смеялся звонким ребяческим голосом, не показывая мне своего лица. «Что веселого?» - думала я, пока он заливался, как старшеклассник.

Ты такая милая. – Произнес он, наконец-то повернувшись ко мне. – Покраснела и задергалась из-за этого.

Я ничего не ответила и, сильно нахмурив брови, отвернула от него уже свое лицо. Для него это было мелочью, а для меня первое серьезное столкновение с понятием «секса». Сложно передать то что я испытала.

Квартира моего любимого человека, наши чувства взаимны, он нежно касается меня так часто. Все кажется милым и невинным. А потом я вспоминаю, что ему двадцать пять.

Жак накрыл коробку крышкой и, не выпуская меня из объятий, вернул ее на законное место. Затем он полез в какой-то другой шкафчик и достал-таки оттуда нужный мне кусок мыла.

Думаю, ты искала это. – Он уже не смеялся, а просто нежно улыбался, заставляя меня всем своим видом вновь смотреть в его глаза.

Спасибо… - пробубнила я, стыдливо пряча взгляд.

Я вывернулась из-под его руки и вернулась к раковине. Чувство, что он все еще стоит у меня за спиной, было слегка странным, я старалась не обращать на это внимания, намыливая маленькие руки и окатывая их теплой водой.

Нам надо об этом поговорить? – спокойно, но как-то серьезно спросил он, пока я с все так же опущенной головой вытирала руки о собственное розоватое полотенце, что висело в углу комнаты.

О чем? – я быстро проскользнула мимо него в коридор, стараясь как можно быстрее закрыть до ужаса смущающую тему.

Так не пойдет… - он быстрым шагом последовал за мной.

Не успела я дойти до кухни, как Жак ловко подхватил меня на руки и начал нести в сторону спальни, словно я была принцессой… ну, а он в данном контексте, страшным и жутко сильным драконом.

Он крепко прижимал меня к себе. Моя грудь, руки, талия, голая кожа живота, случайно показавшиеся из под задранной кофты, бедра – все так или иначе касалось с ним и приятно горело. Было так тепло, но при этом как-то неуютно. «А вдруг тяжелая?» «Сейчас как возьмет и уронит». «Скоро от такого веса тяжело дышать будешь».

Жак, отпусти меня! Быстро! – командовала я, дергаясь всем телом, словно недовольный котенок. – Если ты меня немедленно не отпустишь, я укушу тебя за плечо!

Люблю, когда меня кусают женщины. – Равнодушно произнес он, занося меня в свою комнату.

Раньше, когда я оказывалась в его спальне, мне было только приятно. Мне казалось, будто я на шаг становлюсь ближе к его жизни. Хотя бы к какой-то ее части, что известна немногим. Однако сейчас, пока мое сердце отбивало самые быстрые ритмы, я испытала настоящий страх. «Мне так страшно…».

========== Глава 21 "Свет уходящего солнца". ==========

У счастья нет завтрашнего дня, у него нет и вчерашнего.

Оно не помнит прошедшего, не думает о будущем.

У него есть только настоящее, и то не день, а мгновение...

И. С. Тургенев "Ася"

___________________________

Когда вы поняли, что детство прошло? Когда в первый раз осознали, что девушки слабее мужчин? Все свое детство я была одной из самых сильных в классе. Перетягивание каната, постоянные детские драки, выигрыши в армрестлинге – я гордилась тем, что некоторые мальчики боятся драться со мной. Я думала, так будет всегда.

Но в тот момент меня прижимал к кровати взрослый двадцатипятилетний мужчина, и я ничего не могла против него сделать. Жак нависал надо мной, сжимая мои кисти так сильно, что я бы ни за что не смогла вырваться оттуда. Его взгляд был теплым, слегка насмешливым, на лице была улыбка, но мне все равно было страшно. Сам факт того, что перед ним лежу я с расставленными руками и он может делать, что ему заблагорассудится, пугал меня, вгонял в отчаяние.

Мы с минуту смотрели друг другу в глаза и не шевелились. Я то и дело изучала его вздымающиеся при дыхании грудь и белые пуговицы на рубашке. Моя губа начала предательски дрожать, глаза наполнялись слезным блеском. Жак тут же расслабил хватку и выпрямил спину, по-прежнему нависая надо мной.

Удивление. В его глазах было удивление. Я закрыла лицо руками, стараясь не подавать ему вида своего расстройства.

Софи. – Тихо произнес он, коснувшись моего лица своими руками.

Он нежно потянул мою голову к себе, позволяя мне сесть, но мои ноги по-прежнему были между его коленями. Я продолжала молчать и старалась смотреть в сторону в то время, как его глаза находились в десяти сантиметрах от меня и внимательно изучали каждую частичку моего лица.

Ты отводишь взгляд каждый раз, когда напугана или смущена. – Его палец начал водить по моей щеке, и я невольно поддалась его руке.

Просто не ожидала. – Сказала я, прикрывая глаза.

Прости, я напугал тебя.

Нет-нет, все нормально.

Его пальцы так нежно и легко гладили мое лицо, что я просто забыла о своем страхе. Быть так близко к нему, чувствовать его дыхание на своих губах, ощущать запах его парфюма казалось мне нереальным. Сердце билось чаще, и то, что раньше казалось страхом, вдруг стало самым большим желанием.

Тебе нечего бояться со мной, – он слегка коснулся изгиба моей губы, отчего я жадно втянула в себя воздух. – Я не твой одноклассник или ровесник, я не обижу тебя только потому, что в моей голове сплошные гормоны.

Не говори об этом. – Мое лицо наливалось краской, а взгляд был поднят на него. – Не знаю, как реагировать.

Хах. – Наши лбы соприкоснулись, и Жак закрыл глаза. – Думаю, не имеет смысла спрашивать, была ли ты когда-нибудь близка с мужчиной. – На его губах заиграла самодовольная улыбка.

Не знаю, как бы я это сделала с кем-то без поцелуев. – Я улыбнулась собственным словам, не скрывая смущающихся скул.

Он засмеялся, и мы еще с минуту сидели в такой позе, касаясь друг друга кожей лиц, и просто дышали друг другом. Комнату начал заливать приятный желтоватый свет уходящего солнца. Все стало казаться таким теплым и нежным, что я невольно приблизилась еще буквально на пару сантиметров ближе к Жаку.

Та коробка… ее подарила мне бывшая. – Прошептал он над моим губами.

Неважно.

Его губы нежно коснулись моих, словно спрашивая немого разрешения. Я подалась ему навстречу, и к своему удивлению не встретила никакого напора с его стороны. Медленно и нежно он целовал меня, от чего по всему телу разливалось тепло. Его руки спустились на мою талию и еще крепче прижали меня к нему.

Не хотелось оставаться в стороне. Я начала гладить его волосы, погружаясь в них пальцами и вспоминая, как раньше мне требовалось разрешение на такую незначительную мелочь. Как я тогда впервые погладила его темную бархатную шевелюру и ощутила, будто касаюсь чего-то особенного.

Из окна струился свет уходящего солнца, напоминая, что сегодня это его последние секунды жизни.

========== Глава 22 "Пусть так. Пусть без любви". ==========

- Я больше не могуууу. – Громко стонала я.

Софи, надо потерпеть.

Ну пожалуйста, это просто невыносимо.

Еще пять минут, я закончу, и ты сможешь отдохнуть. – Сказал Макс и продолжил читать мне что-то про тригонометрические функции.

Просто избавь меня от страданий, дай мне какой-нибудь пример, я его решу и мы закончим. Ну же, давай? – я состроила «щенячьи» глазки, уповая на его сострадание и сдавшись он тяжело вздохнул.

Ладно, реши первый номер.

Задачник плюхнулся на стол перед моим лицом, а Макс устало откинулся на спинку стула и стал чем-то там шибуршать.

Шли минуты, я безнадёжно ломала голову над последним действием, вспоминая какую-то там формулу, но стесняясь спросить в полной уверенности, что кто-кто, а Макс уж мне ее раз сто говорил.

Софи. – Тихо послышалось со стороны моего учителя.

Сейчас-сейчас, я почти.

Софи, я не об этом.

Я обеспокоенно оторвалась от учебников и повернув голову на Макса, увидела его смотрящим на дисплей моего фотоаппарата.

Что там? – спросила я.

Он ничего не ответил просто молча протянул мне фотоаппарат, где виднелась фотография человека. Жака.

Мне кажется, в тот момент мое сердце пропустило один удар. По фотографии было видно, что сделано она в стенах дома. Босой взрослый мужчина с расстегнутыми верхними пуговицами и отрешенным взглядом. Он все понял, в ту же минуту.

Это он? Тот человек, который живет в том доме, так?

Это не твое дело. – Я буквально вырвала свой фотоаппарат из его рук, и отвернулась к тетради.

Софи, да он старше меня лет на пять!

Тебя это не касается.

Ты думаешь?

Да.

А твоих родителей?

Он смотрел мне в глаза. В тот момент он казался мне злейшим врагом. Предателем. Сначала подбивался в друзья, вводил между нами панибратские отношения, а теперь грозится донести моим родителям детали моей личной жизни.

Ну ты и козел… - слетело с моих губ.

Я беспокоюсь о тебе.

У тебя нет такого права. – Мой голос был холодным. – Ты мне не мать и не отец, не брат и не дядя, ты мне – никто. Учитель, который со всеми пытается быть милым. Не тебе меня судить, лицемер.

Я пожалею об этих словах, но потом. В тот момент я была зла. Все, что было связано с Жаком, выражало во мне самые сильные эмоции. От тепла, разливающегося по всему телу, до жгучей ненависти к любому, кто скажет о нем то, что мне не нравится.

Ты такая наивная. Думаешь, он тебя любит?

Нет, не думаю. Я знаю, что он меня не любит. Думаешь, для того, чтобы целоваться и обниматься с человеком, обязательно нужна любовь? Да кто из нас наивный?

Ты слепа. Не видишь очевидных вещей.

А ты глухой. Не слышишь, когда тебе говорят в сотый раз.

Еще с минуту мы пронзали друг-друга взглядом, не смея отводить глаза. Потом Макс тяжело вздохнул и, встав со стула, начал собирать свои пособия и учебники в черную кожаную сумку.

Хорошо, я ничего не скажу твоим родителям до тех пор, пока ситуация не покажется мне слишком опасной.

«Ты с ума сошел?» - подумала я. Мне было отвратительно мерзко от его слов. Да в школе за партой опасней сидеть, чем проводить время с Жаком.

Доброй ночи, Софи.

С беспристрастным выражением лица он покинул комнату оставив мне какую-то оглушающую пустоту. Ненавидела я такое. Ненавидела, когда меня намеренно доводили до состоянии придорожной лужи, а потом оставляли в одиночестве.

Я чувствовала себя разбитой. В руках вяло лежал фотоаппарат, где виднелась все та же фотография. На столе валялись ручки, карандаши и мятая зеленая тетрадь, светильник еле-еле освещал комнату желтоватым светом, от которого в тот момент мне было совсем тошно.

Я, сама не зная почему, бросилась к своему мобильному телефону и со скоростью свету нашла в контактах «его» номер. Восемь цифр. Эти восемь цифр, что я так и не удосужилась выучить наизусть. Просто мы никогда не звонили друг другу, и в этом не было нужды. Да и сейчас тоже… Что я скажу ему? Начну жаловаться? Плакать в телефон? Просить, чтобы он забрал меня отсюда? Как глупо это бы было.

Телефон полетел к тетрадкам на столе, а я на кровать. Уткнувшись носом в перьевую подушку, я начала вспоминать Жака. Стараться восстановить в мыслях его образ. Его шею, глаза, нос, руки, спину… Думать о нем было гораздо легче, чем видеться с ним. В мыслях он всегда рад меня видеть, а наяву я вечно боюсь ошибиться, сделать что-то не так, потревожить его. Макс прав, у меня нет его любви, но и ту малую долю симпатии, что мне удалось схватить, я не хочу потерять. Пусть так. Пусть без любви. Но он у меня есть.

========== Глава 23 "Когда уходит твой человек". ==========

- Софи, да ты талантище! – звонко пропела Лина, рассматривая очередную мою фотографию.

Мы сидели за столиком в торговом центре, неторопливо пили кофе в картонных стаканчиках. Из-за школьной формы я чувствовала себя слегка неуютно. Это был один из тех солнечных зимних дней, когда хотелось быть полностью свободным от проблем, школы, учебы и неудобной одежды. Перед нами была целая стопка моих распечатанных фотографий, которые я решила-таки показать Лине. Одни были черно-белыми, другие неловко обработанные мной во всяческих любительских редакторах. Вспоминая то, как выглядят профессиональные фотографии, мои руки сжимались в кулаки от горькой обиды.

До таланта мне далеко. – Устала вздохнула я.

Вот эта. – Лина достала ту самую фотографию с дедушкой и деревом, что я сделала на переходе. – Очень славная. Заставляет задуматься. – Она многозначительно почесала свой подбородок, будто там росла борода, и мы обе засмеялись.

В центре было тихо. Мы предусмотрительно ушли с уроков пораньше, надеясь застать тишину в полной ее мере. Я совру, если скажу, что не чувствовала легкого укола вины за прогул, но каждая минута, проведенная с подругой, того стоила. Да и, тем более, мы стали видеться гораздо реже. Ее вечные репетиторы, в числе которых Сергей Владимирович, и мои бесконечные душевные метания… в числе которых Жак.

Ты уже показывала их родителям?

Нет, думаю, пока не стоит.

Почему?

Покажу позже, когда появится чуть больше хороших снимков. Хотелось бы, чтобы они восприняли меня серьезно, надо показать, что мне действительно это нравится.

А Жак?

Стоило Лине упомянуть его имя, как я тут же вспомнила вчерашнее происшествие. Я так и не позвонила Жаку, так и не сказала о возникшей проблеме, считая это полностью своей виной.

А что с ним?

Он видел эти фотографии?

Нет…

Чего?! – подруга выкатила свои удивленные глаза, и лицо ее приняло недовольный вид. – Софи, да он первый человек на этой планете, кто должен их увидеть!

Я распечатала их только сегодня утром, и… и пока не собираюсь с ним встречаться. – Мои же слова навевали на меня грусть.

Из-за того случая?

Да, я должна разобраться с этим как-то сама. Возможно, следует пока побыть немного порознь.

А почему ты вообще думаешь, что родители будут тебя ругать? Они классные.

Лина, ему двадцать пять. Какой бы ответственный и умный он там ни был, для них он будет «слегка» староватым.

Лина промолчала. Она тяжело вздохнула и вернулась к фотографиям. Несмотря на то, что глаза ее вроде бы смотрели на снимки, сознание витало где-то далеко. Разница между ней и Сергеем Владимировичем еще больше. И хоть все ее высказывания по отношению к нему я всегда принимала за полушутку, ее чувства были такими же настоящими. Может, не любовью, может, не симпатией, может вообще чем-то еще неизведанным для человека, но они были настоящими. Такими же яркими и пестрящими, как мои.

Рыжеволосая девушка задумчиво подняла голову, и глаза ее вновь округлились. Я поняла, что она смотрит на что-то за моей спиной.

Не знал, что ты прогуливаешь уроки. – Шепотом прямо над моим ухом произнес самый бархатный в мире голос.

Я резко развернула голову, отчего ударила взлетевшими светлыми волосами по пуговицам элегантного пальто Жака. Он возвышался надо мной, освещенный редким декабрьским солнцем, и улыбался той самой улыбкой. Улыбкой, означающей не то насмешку, не то теплоту.

Слова никак не выходили. Я просто удивленно, как и Лина, выпучила на высокого мужчину глаза и не смела ответить что-либо на его замечание. Вот теперь укол вины был огромным.

Я так понимаю, ты тот человек, у которого Софи проводит дни напролет. – Решив разрядить обстановку, слегка театрально произнесла Лина.

Да. А, как я понимаю, ты та девушка, благодаря которой она однажды провела у меня не только день, но и ночь. – Сказал Жак и мило улыбнулся, отчего в моем животе запорхали бабочки.

«И как я могла думать о том, чтобы побыть какое-то время порознь?»

Ну почему люди вечно судят меня за мои прошлые грехи? – Лина развела руками и засмеялась. – Знаете, я пойду возьму себе еще кофе.

На этих словах Лина, не дожидаясь моего возражения, встала и пошла к небольшому прилавку, за которым я заметила симпатичного баристу.

Все нормально? – неожиданно спросил Жак и сел на место рядом со мной.

«Нет, только не сейчас, сейчас нельзя. Софи, никаких слез, дрожащих глаз, пыканий и мыканий».

Да. – Коротко ответила я, отводя глаза.

Он нежно приподнял мою голову, касаясь пальцами подбородка и посмотрел в глаза. Он словно что-то читал в них. Я чувствовала, как слабеет моя голова и подрагивают колени, как кровь начинает бежать быстрее, а сердце стучит в два раза чаще должного.

– А теперь скажи это еще раз, гладя мне в глаза.

Жак, пожалуйста… - я снова отвела взгляд, не желая говорить того, что было у меня на уме.

Я хочу знать.

Нет. Я не скажу. – Процедила я и холодно посмотрела на него.

Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 6 | Нарушение авторских прав


5475407031955217.html
5475433051967464.html
    PR.RU™