Логика эксперимента «якобы до — после» с контрольным объектом

Предыдущая25262728293031323334353637383940Следующая

но. При этом, конечно, сохраняются все требования к выравни­ванию условий и к повторным сериям для получения устойчивого результата.

(4) Эксперимент типа «якобы до—после» с контрольной груп­пой (схема 28).

В этом эксперименте, хотя первый замер на контрольной груп­пе осуществлялся, он не влияет на результат, так как не было вто­ричного замера.

Разница между экспериментами типа (3) и (4) в том, что в последнем нам не потребуется искать объект (бригаду), на кото­ром не вводится новая система организации труда, так как в контрольной группе испытуемая переменная может быть или не быть — она не влияет на итог. Практически это важно, так как экспериментирование с людьми всегда имеет моральный аспект. Так, введение новых условий труда на всем предприятии, за ис­ключением одного цеха, может быть воспринято как дискрими­нация.

Далее возможны такие эксперименты с двумя и тремя конт­рольными группами, в одних из которых вводятся эксперимен­тальные условия, в других — нет. Эти весьма сложные постро­ения позволяют получить более чистый эффект, благодаря мно­гократным контрольным операциям в каждой серии, и, следова­тельно, дают возможность сократить число самих серий.

Трудности натурного эксперимента многообразны, и затраги­вают они не только процедурные, но и моральные аспекты. Прав­да, и первых проблем более чем достаточно для объяснения, по­чему натурное социальное экспериментирование именно в науч­ных целях (не ради практического эффекта) предпринимается весьма редко.

Основное требование любого научного эксперимента — устра­нение неконтролируемых факторов. Дж. Милль вовсе отрицал воз­можности научного экспериментирования в социальной сфере из-за трудностей выравнивания многочисленных переменных.

Своеобразным полигоном социальных экспериментов стали малые группы. Но экспериментирование на таких объектах вряд ли можно назвать социологическим в строгом смысле слова. Это скорее социально-психологические эксперименты [131]. Сравни­тельная легкость и доступность научного экспериментирования на микрообъектах породила в американской эмпирической социоло­гии тенденцию к необоснованной экстраполяции полученных вы­водов на большие социальные системы.

Более близко к социологическому эксперименту экономиче­ское и управленческое экспериментирование на промышленных предприятиях. Это так называемые созидательные эксперименты [222. С. 46—48]10. В научном отношении такое экспериментирова­ние может дать существенное прибавление знания, но все же ос­тается ограниченным, ибо самой целью своей не допускает слиш­ком активного вмешательства экспериментатора. Вообще управ­ленческий эксперимент должен максимально приближаться к ре­альным условиям деятельности, а научно-познавательный — к условиям лабораторного опыта.



В этом, на наш взгляд, основная трудность научного соци­ального эксперимента. Не менее значимы и моральные пробле­мы, ибо оправдан лишь опыт, который не повлечет отрицатель­ных последствий для людей. Но разве все эксперименты предпо­лагают заведомо благоприятный исход?

Современная наука располагает достаточно большими воз­можностями мысленного экспериментирования, которые следует широко использовать для научно-познавательных целей и при помощи которых только и можно переходить к натуральным экс­периментам.

Мысленный эксперимент. Логика анализа здесь та же, что и в натурном. Своеобразие же в том, что вместо манипуляции с ре­альными объектами мы оперируем с информацией о совершив­шихся событиях.

Натурные эксперименты, о которых говорилось выше, отно­сятся к классу проектирующих: исследователь проектирует пред­полагаемые следствия, вводит в игру их гипотетические причины.' В мысленном же анализе возможен и обратный ход умоза­ключений: от наличных следствий к возможным причинам. Та­кой экспериментальный ход называют ретроспективным анализом, или экспериментом «ex-post-facto». Очевидно, что этот способ в натурном эксперименте невозможен.., коль скоро время необра­тимо.

Вместе с тем и проектирующий эксперимент не всегда воз­можен по реальным условиям, и тогда мы мысленно произведем

10 Многомерную типологию социальных экспериментов предлагает А. П. Куприян, который выделяет пять критериев классификации: 1) специфика задачи (научно-исследовательский и практический эксперименты); 2) структу­ра эксперимента как деятельности (проективные и квазиэксперименты или эксперименты «экс-пост-факто»); 3) характер экспериментальной ситуации (полевые и лабораторные); 4) логическая структура доказательства гипотезы (параллельные с контрольной серией и последовательные типа «до—после»);

5) характер исследуемого объекта (экономические, педагогические, соци­ально-психологические и др.).

анализ событий по логике такого эксперимента, непосредственно не вмешиваясь в течение жизни.

Например, нас интересует, насколько чтение газет и просмотр телепередач влияют на общую информированность людей в от­личие от пользования только газетами или только телевизором, В натурном эксперименте типа «до—после» с контрольной груп­пой следует поступать так. Подобрав две группы и выравняв их по существенным условиям, в экспериментальной группе обес­печим всех участников радио и газетной информацией, замерим их информированность. В контрольной группе сделаем то же са­мое. Затем лишим экспериментальную группу газет и через неко­торое время замерим ее информированность. В контрольной груп­пе условия сохранились прежними. Если обнаружим различие в пользу большей осведомленности контрольной группы, заключа­ем: газеты суть важное дополнение к телеинформации. Если раз­ницы не найдем, заключим, что газеты существенного не добав­ляют к информации, получаемой по телевидению. После этого проведем эксперимент на изъятие телевизоров и повторим опыт на других выравненных группах, пока не добьемся устойчивого результата. 'Очевидно, что такое экспериментирование в натуре предпринимать невозможно по нравственным и политическим со­ображениям.

Поэтому из общей массы населения некоего города отберем лиц, выписывающих газеты и имеющих телевизор, а затем — ана­логичную группу жителей, которые газет не выписывают. Вырав­няв группы (методом случайно-механического отбора), станем обращаться с ними как с двумя реальными объектами и получим вывод по той же логике, что для эксперимента типа (1).

Мысленное экспериментирование есть в данном случае не что иное, как анализ связей между многими переменными, рас­смотренный в предыдущем параграфе.

Большой объем статистики — одно из непременных требова­ний мысленного экспериментирования. Так, В. И. Шубкин и Д. Л. Константиновский, прогнозируя шансы молодежи на выбор профессии по интересам, пользовались данными массовых обсле­дований за 7 лет (1963—1969 гг.). Способ прогноза — мысленное экспериментирование. Авторы как бы экстраполировали тенден­цию ближайших трех лет на основе данных за несколько пред­шествующих. Однако в действительности они располагали не только сведениями о предшествующем, но также имели информа-.цию о реальном распределении статистики на период «прогно­зируемых» трех лет. Остается проверить, насколько теоретический прогноз совпал с реальной тенденцией, а затем вывести законо­мерность для действительного прогнозирования на «неизведан­ное» будущее [291. С. 237—238].

Этим примером проектирующего мысленного эксперимента, каковой ничуть не уступает по своей научно-позпавательной цен­ности реальному экспериментированию, мы хотели бы подчерк-

т ' '


нуть и изящество, и гуманность мысленного экспериментального

анализа.

Имеется множество технических средств, позволяющих осу­ществлять самые различные модели мысленного эксперименти­рования. Один из таких приемов — регрессионный анализ (в слу­чае использования метрированных данных). С его помощью устанавливают детерминационные отношения, т. е. исчисляют, на­сколько изменения одной (зависимой) переменной объясняются соответствующими изменениями других (независимых) перемен­ных [193. С. 149—153].

В последние годы начали разрабатываться приемы поиска каузальных связей многопеременной плеяды с использованием регрессионного анализа и элементов теории графов. Эта техника позволяет фиксировать тенденцию причинных зависимостей сре­ди множества включенных в процесс факторов.

В действительности исследователь выявляет предполагаемые причины, строит различные модели последовательности взаимо­связей многих переменных и находит такую структуру этих вза­имосвязей, которая обнаруживает наибольшее суммарное влия­ние на ожидаемый эффект".

С помощью этих приемов мы можем .предлагать и объясне­ние, и интерпретацию, и уточнения причинных связей.


5288463942614714.html
5288515561732217.html
    PR.RU™